Инволюционный психоз, бред ущерба, инволюционный параноид

Симптомы галлюцинаторной формы

В течение дня в качестве симптома этого заболевания проявляются слуховые галлюцинации. Человек может слышать музыку, шум воды и связывать это с бредовыми идеями. В своей квартире пациент старается находиться как можно меньше.

У соседей также слышно галлюцинации, вместе со слуховыми могут наблюдаться обонятельные. Больной может слышать запах дихлофоса, хлора, других ядов. В этом случае бред усиливается и становится более устойчивым.

Пожилой человек видит подтверждение своих идей, а когда другие указывают на их галлюцинаторный характер, пациент начинает вполне справедливо (как ему кажется) предполагать обман с их стороны. Если вредителями являются соседи, то больной старается тщательно осмотреть их квартиру, чтобы найти подтверждение того, что это они творят беззакония и желают зла.

Основная симптоматика:

  • слуховые, обонятельные или тактильные галлюцинации;
  • бред преследования;
  • события происходят и у соседей;
  • попытки отгородить от вредных влияний;
  • попытки осмотреть квартиру соседей.

  • слуховые, обонятельные или тактильные галлюцинации;
  • бред преследования;
  • события происходят и у соседей;
  • попытки отгородить от вредных влияний;
  • попытки осмотреть квартиру соседей.

ПРЕСЕНИЛЬНЫЕ (ИНВОЛЮЦИОННЫЕ) ПСИХОЗЫ

ПРЕСЕНИЛЬНЫЕ (ИНВОЛЮЦИОННЫЕ) ПСИХОЗЫ

Инволюционные психозы развиваются обычно в возрасте 50-60 лет, чаще у женщин. По клиническим особенностям выделяют поздние (инволюционные) депрессии, параноиды позднего возраста и галлюцинозы позднего возраста. Поздние депрессии (инволюционная меланхолия) по частоте в два раза превышают количество депрессий в молодом и среднем возрастах. В старческом возрасте депрессии встречаются в 4-5% из числа больных, поступающих в психиатрические клиники. После 65 лет, как свидетельствуют данные большинства исследований, выраженные депрессии возникают примерно у 10% лиц. Эта доля, естественно, еще выше в домах престарелых, специальных пансионатах для пожилых и старых людей. Отмечается значительное увеличение суицидальных попыток и завершенных суицидов в старческом возрасте по сравнению с подобными показателями у молодых.

Клиника инволюционных депрессий

Начальная стадия заболевания чаще всего проявляется картиной затяжного субдепрессивного состояния с жалобами на вялость, различного рода неприятные ощущения в теле (локальная ипохондрия), иногда чрезмерной раздражительностью, недовольством внешними обстоятельствами, индифферентными по своей сути. Впоследствии обнаруживаются признаки тревоги, которая, меняясь по интенсивности, имеет тенденцию к нарастанию. У больных отмечаются опасения за здоровье близких, тревожные предчувствия чего-то, что может произойти с детьми, внуками, близкими знакомыми, предчувствия каких-то других возможных неприятностей. Все это складывается в картину тревожной депрессии с двигательным беспокойством, ажитацией, бессонницей. Далее развивается картина депрессивного бреда с идеями виновности, осуждения, гибели. Малейший жизненный проступок, случившийся с такими больными в прошлом, гиперболизируется в их сознании и вырастает в идею чудовищной вины перед обществом, так что больные ожидают справедливой и жестокой расплаты за свои грехи. Они преисполнены страха, отчаяния, смятения. У многих из них возникают бредовые идеи ипохондрического характера с картиной мегаломании — их кажется, что их тело гниет, что у них нет костей, внутренностей — нет ничего, в том числе и мира, в котором они жили (идеи гибели мира). Подобного рода бредовые идеи в структуре инволюционной меланхолии впервые описал французский психиатр Ж. Котар как нигилистический бред, который считается многими психиатрами патогномоничным для инволюционной меланхолии на высоте ее развития.

Несмотря на подавленное настроение, у подобных больных нет двигательной заторможенности, они беспокойны, суетливы, ажитированы. Обращает на себя внимание соматическое состояние при инволюционной меланхолии с признаками одряхления (глубокие морщины, седина, падение масы тела даже при не нарушенном аппетите).

Особенности психического статуса делают необходимым проведение дифференциальной диагностики с депрессивной фазой аффективного психоза, поскольку в случае ее возникновения в пожилом возрасте может наблюдаться похожая симптоматика. Главной отличительной особенностью инволюционной меланхолии является наличие постоянной тревоги, а не тоски, отсутствие двигательной заторможенности и, что особенно важно, развитие бреда Котара, не свойственного больным с монополярным депрессивным психозом. Кроме того, преморбидные особенности при инволюционной депрессии другие, чем при аффективных психозах, так как преобладают черты ригидности, а не синтонности.

Первый случай синдрома Котара был описан в 1880 году Ж. Котаром вместе с Ж. Фальре. Речь шла о мадемуазель X., у которой развился своеобразный симптомокомплекс ипохондрического бредового содержания. Расстройство началось с ощущения треска, хруста в спине, отдающего в голову. Затем возникли идеи самообвинения с суицидальной попыткой, больная говорила, что она осуждена Богом на вечные мучения. Дальше — развитие идей отрицания: у нее нет нервов, желудка, сосудов, у нее остались только кожа и кости, кожа, точно мешок, покрывает кости. Затем этот бред отрицания начал распространяться на отвлеченные понятия: у нее нет души, нет Бога и нет вообще ни Бога, ни дьявола. Она будет вечно жить, не может умереть естественной смертью, ее можно только сжечь. Больная предприняла попытку самосожжения. Такое острое состояние длилось несколько месяцев, затем наблюдалось ослабление тоски, но бред в основном оставался неизменным. Отмечалось понижение болевой чувствительности, временами больная была агрессивна.

В классическом описании Ж. Котара в нескольких строчках воспроизводятся состояние больной и течение болезни, которая начинается с сенестопатий, затем появляются идеи самообвинения и осуждения, потом идет распространение идей отрицания от нигилистических, ипохондрических до отвлеченных, метафизических понятий: нет Бога, нет дьявола. Развивается бред бессмертия: она не может умереть естественной смертью.

Ж. Котар описал случаи в возрасте между 43 и 63 годами. Этот синдром очень прочно вошел в характеристику пресенильной депрессии, при которой на первом месте тоска с тревогой без выраженного торможения, с синдромом Котара.

Вторая особенность — наличие вербальных аффективных иллюзий ложного узнавания в форме положительного и отрицательного двойника, а также бред инсценировки и элементы метаболического бреда. Эти явления развиваются на высоте возбуждения.

Больные с синдромом Котара считают миллионами, миллиардами, при дальнейшем развитии синдрома Котара обнаруживается особый вид мегаломанического бреда с идеями бессмертия и времени: нет Вселенной, нет Луны, Земля мертвая, но больной приговорен «жить вечно» и вечно мучиться, вечно страдать, он обречен на такие мучения, которые не с чем сравнить. Этот бред сам Ж. Котар сравнивал с легендой об Агасфере. В некоторых случаях на высоте бреда Котара происходит развитие так называемого бреда трансформации. Больные убеждены, что превратились в чудовищных, безобразных животных. Ж. Котар привел случай одной такой больной, которая говорила, что она превратилась в скорпиона.

В ряде случаев на высоте депрессии появляются ложные узнавания, аффективные вербальные иллюзии, симптомы положительного или отрицательного двойника. Характерен также симптом Шарпантье, или симптом нарушения психической адаптации. Он проявляется в том, что больные в ответ на незначительные изменения обстановки реагируют усилением тревоги.

Полного выздоровления при инволюционной меланхолии обычно не наступает, остаются пониженное настроение и явления психической слабости, снижение активности и критического отношения к болезни. Большинство исследователей считает, что инволюционная меланхолия характеризуется одним приступом. В случае повторения депрессии следует говорить о монополярном депрессивном психозе.

Пресенильный параноид. Клиническая картина отличается от картины инволюционной меланхолии. Медленно, исподволь развивается, как писал С. С. Корсаков, односторонний бред, бред малого размаха, небольшого масштаба, бред обыденных, житейских отношений. Он характеризуется конкретностью, детализацией. Содержанием, фабулой бреда является первоначально узкий круг житейских отношений, в котором сам больной непосредственно находится. Из-за этой «понятности» содержания бреда он, как правило, объясняется окружающими с житейских позиций, бредовое поведение больных считают понятным, вытекающим из ситуации, в которой они находятся.

Дальнейшее оформление болезненного состояния определяется бредовыми идеями ущерба, преследования, ревности. Больные заявляют, что их имуществу наносится ущерб: портят вещи, ломают их, крадут. Им кажется, что к ним в моменты их отсутствия через окна проникают посторонние, или чужие люди подбирают ключи к квартире, уносят даже крупные вещи — телевизор, отдельные предметы мебели. Часто больные пишут заявления в милицию о том, что у них украли кольца, сережки, губную помаду и т.д. Затем они начинают «понимать», что соседи хотят завладеть их квартирой, а их самих выгнать из дому, «пустить по миру».

Нередко идеи ущерба сочетаются с ипохондрическими бредовыми идеями, убеждением в наличии различных несуществующих заболеваний внутренних органов (чаще всего желудка, кишечника). Бред характеризуется упорным постоянством и однообразием. Бредовые идеи ущерба, ипохондрические идеи связаны с бредом преследования. Структура бреда обычно паранойяльная, в основе конструирования отдельных фрагментов бреда и его окончательного оформления лежит интерпретация имеющихся в действительности событий. Поэтому бред обычно не сопровождается галлюцинациями.

В некоторых случаях развивается бред ревности паранойяльной структуры, больные убеждены, что «враги» хотят нанести ущерб их семейной жизни, соблазняют мужа (жену), зять якобы бросает дочь, сходится с другой женщиной и т.д.

Характерна детализация бреда, больные утверждают, что соседи просверливают стену, чтобы наблюдать за ними, зайти в комнату, когда их нет, они указывают конкретно, сколько и каких вещей не хватает, вплоть до мелочей. Одна больная, например, заявила, что соседи украли у нее даже мышеловку (по свидетельству дочери, мышеловки в доме никогда не было), у них воруют карандаши из ящика стола, из стакана с молоком «отливают» половину и т.д.

Заболевание течет медленно, постепенно, больные долгое время сохраняют трудовые навыки. Развития аутизма и эмоциональной нивелировки, характерных для шизофрении, в таких случаях не наблюдается. Больные активны, хотя их активность односторонняя, определяется эгоцентризмом. У некоторых больных в клинической картине преобладают не столько идеи морального и материального ущерба, сколько жалобы на тяжелые условия жизни из-за обманов восприятия (элементарные слуховые, обонятельные, тактильные, термические, иногда зрительные галлюцинации). Вербальные галлюцинации чаще всего бывают эпизодическими. Отсюда характерные заявления больных о том, что «нечем дышать», «мешают стуки, неприятные звуки, шумы». Особенностью галлюцинаций является их протопатический характер с неприятными ощущениями в голове, сердце, на коже. Подобные ощущения могут быть локальными или разлитыми. Именно по этой причине галлюцинаторные феномены переживаются больными прежде всего как физически тягостные, поведение направлено на предотвращение подобных ощущений, переживаний (они закрывают уши, постоянно проветривают комнату, один больной даже купил противогаз, в котором ложился спать, выставляя шланг в форточку, чтобы легче было дышать, и т.д.)

Галлюцинации могут сочетаться с бредом преследования (галлюцинаторно-параноидный синдром) или определять картину затяжного вербального галлюциноза.

Редко, но наблюдается параноид с бредом воздействия, с появлением чувства прицельного действия на тело больного электричеством, потоками холодного воздуха и др. Могут возникать фантастические представления в отношении соседей-преследователей, самих способов преследования. В структуре параноидов часто присутствует аффективный радикал (тоскливость, чаще тревога). При сниженном настроении поведение больных носит пассивно-оборонительный характер, в случаях с эйфорическим оттенком настроения они действуют решительно, борются за справедливость активно и наступательно. Можно наблюдать картины систематизированного интерпретативного бреда, который дает острые вспышки с тревожной генерализацией бредовых переживаний.

При всех вариантах течение болезни в случае пресенильного параноида имеют тенденцию к непрерывному хроническому.

Этиология и патогенез

Этиология и патогенез инволюционных психозов полностью не изучены. Итоги клинико-генетических исследований оказались противоречивыми, хотя многие исследователи отметили меньшую наследственную отягощенность, чем при аффективных моно- и биполярных психозах.

Подчеркивается важная роль для манифестации болезни внешних и конституциональных факторов. Большинство исследователей отмечает такие характерные преморбидные свойства больных, как психическая ригидность, педантизм, консерватизм привычных установок в поведении. Среди внешних провоцирующих факторов особое значение имеют такие, как переход на пенсию, утрата социального положения, ломка жизненного стереотипа, одиночество и др. У женщин, не состоявших в браке, пресенильные психозы развивались чаще, чем у замужних. С увеличением возраста больных в период манифестации различных пресенильных психозов возрастает частота внешних и внутренних факторов, предшествующих началу заболевания.

Лечение

Лечение депрессий позднего возраста проводится антидепрессантами, которые должны обладать минимумом побочных действий. Предпочтение отдается препаратам нового поколения (СИОЗС) и обратимым ингибиторам (МАО-А). Лечение начинают с применения малых доз и постепенно увеличивают дозировку до необходимых величин. Используют четырехциклические препараты (лудиомил, леривон), кроме того, показаны тианептин, пиразидол, золофт (стимулон). При выраженных ипохондрических симптомах назначают анафранил. В тех случаях, когда преобладают тревожно-бредовые состояния, назначаются антидепрессанты противотревожного действия в больших дозах (леривон до 200-300 мг/сут, синекван до 100-150 мг/сут). К ним можно добавлять транквилизаторы (феназепам, клоназепам, бромазепам). Целесообразно использовать и мягкие нейролептики (неулептил, труксал, тизерцин). При резистентных депрессиях показана ЭСТ.

Лечение параноидов проводится нейролептиками с антибредовым эффектом действия (галоперидол, трифтазин, рисполепт, зипрекса, сероквель).

Лечение галлюцинозов позднего возраста проводится антипсихотическими препаратами (этаперазин, модитен, рисполепт, оланзапин).

Инволюционные психозы развиваются обычно в возрасте 50-60 лет, чаще у женщин. По клиническим особенностям выделяют поздние (инволюционные) депрессии, параноиды позднего возраста и галлюцинозы позднего возраста. Поздние депрессии (инволюционная меланхолия) по частоте в два раза превышают количество депрессий в молодом и среднем возрастах. В старческом возрасте депрессии встречаются в 4-5% из числа больных, поступающих в психиатрические клиники. После 65 лет, как свидетельствуют данные большинства исследований, выраженные депрессии возникают примерно у 10% лиц. Эта доля, естественно, еще выше в домах престарелых, специальных пансионатах для пожилых и старых людей. Отмечается значительное увеличение суицидальных попыток и завершенных суицидов в старческом возрасте по сравнению с подобными показателями у молодых.

Как можно заподозрить со стороны?

Многие симптомы психических заболеваний может выявить только врач, для того же, чтобы простому человеку, например, близкому больного, понять, что у его родственника инволюционный психоз, нужно знать характерные признаки данного отклонения:

  • нет ли у предполагаемого больного бреда преследования и ущерба, необоснованных постоянных тревог и недоверия к окружающим;
  • нужно оценить может ли больной говорить внятно, адекватно, соответственно теме разговора;
  • нужно оценить может ли человек нормально заснуть, не тревожат ли его по ночам какие-либо тревожные мысли, не имеющие под собой никакой почвы.

Эти проявления помогут понять, что у человека развивается психическое заболевание и своевременно обратиться к врачу.

В случае проявления подозрительной симптоматики нужно обязательно обратиться к врачу для постановки диагноза. Только так можно однозначно подтвердить или опровергнуть свои подозрения.

Врач осмотрит пациента, задаст ему серию наводящих вопросов, которые помогут четко понять, с какой проблемой приходится иметь дело.


Отдельно стоит упомянуть о важности доброжелательных бесед и сеансов психотерапии. Эта мера помогает больному стать более спокойным, уравновешенным, хотя бы немного выйти из тревожного состояния.

Инволюционные (предстарческие) психозы

К инволюционным психозам относят:

  • инволюционная депрессия (меланхолия);
  • инволюционный параноид.

Возникновению и развитию инволюционных психозов способствуют своеобразный склад личности с чертами ригидности, тревожности, мнительности, различные психотравмирующие ситуации, предшествующие соматические заболевания. Инволюционные психозы у женщин развиваются, как правило, после менопаузы (климактерия), т.е. после периода гормональной перестройки в организме. Другими словами, “климакс” не является причиной инволюционных психозов.

Инволюционная меланхолия

Инволюционная меланхолия – затяжная тревожная или тревожно-бредовая депрессия, впервые возникшая в инволюционном возрасте. Отмечается чаще у женщин в возрасте 50-65 лет.

Симптомы и течение:

Клиническая картина заболевания складывается из подавленного настроения, с тревогой, страхом, растерянностью. Больные пребывают в состоянии двигательного беспокойства, суетливости, переходящей временами в тревожно-тоскливое возбуждение. Они мечутся, не находят себе места, причитают, повторяют одни и те же слова. В таком состоянии возможны суицидальные попытки.

Состояние может усложняться за счет присоединения слуховых иллюзий: в разговоре окружающих слышатся осуждение, упреки, обвинение. Присоединяются бредовые идеи самообвинений, осуждения, разорения, обнищания или ипохондрического содержания. Ипохондрические идеи заключаются в убежденности больных в наличии тяжелого соматического заболевания (рака, заболевания сердца, желудочно-кишечного тракта), что не подтверждается при объективном исследовании.

В ряде случаев болезненные опасения принимают крайние формы отрицания функционирования отдельных органов и целых систем – , , , “отсутствует стул и не выделяется моча”. Чувство безысходности и тревожного ожидания может также проявляться в фантастически грандиозной форме – “все гибнет, происходит всеобщая катастрофа: все от моей греховности: единственный выход – в справедливом возмездии”.

Инволюционная меланхолия отличается длительным течением. Она продолжается от нескольких месяцев до нескольких лет. Исходы болезни различны. Возможно полное выздоровление, особенно при своевременном и правильном лечении.

Случаи злокачественного течения при нарастающих симптомах общего истощения в настоящее время крайне редки. Иногда в течение многих лет наблюдается монотонная тревога, фиксация на своем состоянии здоровья, снижение активности в плане поддержания своего внешнего вида, быта, общения с окружающими.

Распознавание:

Опорными признаками для постановки диагноза инволюционной меланхолии являются: возраст больных, отсутствие в прошлом психических расстройств и приступов депрессии, преобладание в состоянии больных подавленного настроения с тревогой, страхом, суетливостью, ожиданием наказания для себя и своих близких, фиксацией внимания на соматическом состоянии. Однако если жалобы соматического характера стойкие и невозможно исключить наличие того или иного заболевания, необходимо провести тщательное физическое обследование с применением всех современных методов диагностики.

Применяют антидепрессанты с успокаивающим действием в сочетании с небольшими дозами нейролептиков (сонапакс, френолон, этаперазин) с целью снятия страха, тревоги, бредовых расстройтсв. Препараты назначают осторожно, при отсутствии противопоказаний, с учетом возможной возрастной реакции на лекарства. В случае неэффективного лечения лекарственными средствами иногда применяют электросудорожную терапию. Лечение обычно проводится в условиях психиатрического стационара, т.к. необходимо постоянное наблюдение за физическим и психическим состоянием больного, тем более что не исключена вероятность попыток к самоубийству.

Прогноз в целом благоприятный. Либо наступает полное выздоровление, либо сохраняются в течение определенного времени после выхода из психоза неустойчивый сон, головная боль, небольшая тревога и некоторое внутреннее волнение. Однако в любом случае, сохраняется трудоспособность, хотя многое к этому времени находятся в пенсионном возрасте. Обычно они обслуживают себя и близких, ведут домашнее хозяйство, воспитывают внуков, общаются с соседями и родственниками, т.е. ведут полноценный образ жизни.

Инволюционный параноид

Инволюционный параноид – психоз, впервые возникающий в возрасте инволюции (обратного развития) и характеризующийся бредом малого размаха или обыденных отношений.

Симптомы и течение:

Заболевание характеризуется постепенным развитием стойкого бреда на фоне ясного сознания и внешне относительно упорядоченного поведения. В бредовую концепцию вовлекаются люди из ближайшего окружения (члены семьи, соседи, знакомые), которые подозреваются в умышленном причинении всевозможных неприятностей: вредительства, притеснения, отравления, нанесения ущерба, бредовая концепция обычно не распространяется за пределы узких бытовых отношений, поэтому и называется бредом “малого размаха” или “обыденных отношений”.

Больные убеждены в том, что соседи портят их вещи, забираются тайком в квартиру, подбирая ключи и отмычки, подсыпают в пищу соль, ядовитые вещества, подпускают под дверь газ и т д. К соседям ходят подозрительные лица, которые состоят с ними в заговоре. Все делается с конкретной целью “выжить” больного из квартиры, нанести материальный ущерб или вред здоровью.

При этом больные могут по-бредовому истолковывать и имеющиеся у них телесные ощущения. Например, кашель, сердцебиение расцениваются как результат отравления газом, а желудочные расстройства, понос – как отравление ядами, подсыпанными в пищу. Больные отличаются большой активностью и упорством в отстаивании своих бредовых убеждений и борьбе с мнимыми врагами.

Они устраивают слежку, навешивают на двери многочисленные замки, “пломбы”, пишут жалобы в различные инстанции. Подавленного настроения, в отличие от меланхолии, не бывает.

Возможно развитие бреда в плане идей ревности, чаще у мужчин. Ревнуют к соседям по квартире, по даче, к сослуживцам. Самые обыденные факты интерпретируются по-бредовому. Например, поговорила жена с соседом через забор, значит назначила свидание, встретила случайно на улице знакомого – заранее спланированная встреча. Создается бредовая система с неадекватной оценкой прошлых событий (ретроспективная оценка).

Больные с бредом ревности социально опасны, т.к. могут пытаться расправиться с мнимым любовником или любовницей, а также с объектом ревности (женой, мужем). Вне сферы бреда больные сохраняют социальные связи, ориентируются в бытовых вопросах, а в ряде случаев и продолжают работать.

Читайте также:  Доктор Тайсс Венен гель: инструкция по применению, цена и отзывы

Распознавание:

Отличительной особенностью этой болезни является позднее начало (после 50 лет). Заболевание развивается обычно у личности, склонной к подозрительности, пунктуальности, ригидности (застреваемости), которые в дальнейшем перерастают в конфликтность, враждебность, мстительность.

Даже при длительном течении болезни не выявляется тенденция к усложнению бредовых расстройств, как это бывает при шизофрении, а также не наступает слабоумия, в отличие от старческих психозов. Сложности в определении болезни обычно бывают на начальных ее этапах, когда бредовые высказывания больных принимаются за обычные бытовые ссоры, конфликты. Особенно сложно бывает разобраться в ситуации в коммунальных квартирах, когда реальные факты переплетаются с вымышленными.

Проводится в стационаре. Применяются нейролептики (трифтазин, галоперидол) в сочетании с транквилизаторами (седуксен, феназепам). Лечение гормональными препаратами неэффективно и даже противопоказано (то же касается и инволюционной меланхолии). Перемена места жительства, рекомендуемая иногда врачами, приносит лишь временное облегчение. Больные на некоторое время успокаиваются, но затем бредовые высказывания возобновляются (либо оживает старая тематика, либо находят новых “врагов”).

Прогноз при своевременно начатом лечении благоприятный.

Никакая информация, размещенная на этой или любой другой странице нашего сайта, не может служить заменой личного обращения к специалисту. Информация не должна использоваться для самолечения и приведена только для ознакомления.

Состояние может усложняться за счет присоединения слуховых иллюзий: в разговоре окружающих слышатся осуждение, упреки, обвинение. Присоединяются бредовые идеи самообвинений, осуждения, разорения, обнищания или ипохондрического содержания. Ипохондрические идеи заключаются в убежденности больных в наличии тяжелого соматического заболевания (рака, заболевания сердца, желудочно-кишечного тракта), что не подтверждается при объективном исследовании.

Пресенильные психозы

Пресенильные психозы – выраженные нарушения психической деятельности, возникающие в возрасте 45-60 лет, сопровождающиеся грубыми расстройствами восприятия реального мира и изменениями поведения. Протекают в виде инволюционной депрессии или инволюционного параноида. Проявляются аффективными нарушениями, образованием сверхценных, навязчивых, бредовых и паранойяльных идей. Возможны иллюзии, галлюцинации. Характерно затяжное или волнообразное течение. Диагностируются психиатром на основании данных анамнеза и беседы с пациентом. Лечение включает назначение нейролептиков и антидепрессантов, по показаниям применяется электросудорожная терапия.

  • Причины пресенильных психозов
  • Классификация пресенильных психозов
  • Симптомы пресенильного психоза
    • Инволюционная меланхолия
    • Инволюционный параноид
  • Диагностика
  • Лечение пресенильных психозов
  • Прогноз и профилактика
  • Цены на лечение

Пресенильные (предстарческие, инволюционные) психозы – группа психических расстройств, обычно манифестирующих в среднем возрасте. Впервые были описаны немецким психиатром Эмилем Крепелином в конце XIX века. Указание на связь психозов с приближением старости обусловлена тем, что раньше возраст старше 60 лет было принято считать старческим. В 1963 году была установлена современная периодизация возраста (45-60 лет – средний, 60-74 – пожилой, более 75 – старческий), однако прежнее название заболеваний сохранилось. Точная распространенность патологии неизвестна, поскольку с возрастом психозы различной этиологии утрачивают типичные черты, на первый план выходят характерные общевозрастные изменения, что затрудняет дифференциальную диагностику. У женщин заболевание выявляется чаще, чем у мужчин.

Инволюционный параноид

У нас доступна консультация по Skype или WhatsApp.

Инволюционный параноид (старческая паранойя) — психическое заболевание, которое развивается в возрасте 45–60 лет или старше. Основное проявление инволюционного параноида — бытовой бред или бред «малого размаха».

Диагностикой и лечением инволюционного параноида занимается врач-психиатр.

Бред называется бытовым, поскольку в него вовлекаются бытовые (обычные, заурядные) ситуации и люди из ближайшего окружения: родственники, друзья, коллеги по работе.

Заболевание развивается постепенно. Вначале человек начинает острее замечать подозрительные (по его мнению) знаки: фразы, поступки. Затем близкие люди становятся в его глазах источником всех возможных неприятностей — они «портят» его имущество, «ухудшают» его здоровье. Человек пытается любыми способами оградить себя от этих «вредителей». Разубедить его невозможно, он находит всё новые доказательства злодеяний.

У мужчин старческая паранойя иногда принимает характер ревностного бреда. Мужчина находит всё больше знаков, которые свидетельствуют о неверности его партнерши. Переубедить его невозможно, даже если находиться рядом круглосуточно. Обычные вещи человек с расстройством интерпретирует по-бредовому — если женщина разговаривает по телефону или поправляет одежду, волосы, он во всем видит «знаки», доказательства наличия у нее другого.

Разубедить человека невозможно — в нем говорит болезнь. Больная, истощенная психика все логичные и трезвые аргументы «выворачивает наизнанку». С человеком лучше спокойно согласиться и скорее отвести к грамотному врачу.

Иногда инволюционный параноид сопровождается галлюцинациями: слуховыми, обонятельными, тактильными. Галлюцинации всегда четко соответствуют тематике бреда: если человек считает, что во всем виноваты соседи, то и все видения будут связаны именно с «вмешательствами» соседей.

Без лечения симптомы инволюционного параноида нарастают, психическое состояние ухудшается. Психиатры успешно лечат расстройство, оно не грозит человеку слабоумием. Но за помощью необходимо обратиться до того, как человек успел причинить вред себе или близким.

Без лечения симптомы инволюционного параноида нарастают, психическое состояние ухудшается. Психиатры успешно лечат расстройство, оно не грозит человеку слабоумием. Но за помощью необходимо обратиться до того, как человек успел причинить вред себе или близким.

Кто находится в группе риска

Наибольшую опасность пресенильные и сенильные психозы представляют для людей пожилого возраста, а в особенности для женщин. Были зафиксированы случаи болезни у людей приблизительно от 45 лет.

Чаще всего же комплекс нарушений наблюдается в возрасте 50-60 лет. Если же в жизни больного присутствуют постоянные нервные потрясения, стрессы и депрессивные состояния, а отношения с семьей и близкими оставляют желать лучшего, то вероятность психических заболеваний многократно повышается.


В медицине принято выделять три основные формы предстарческого психоза:

Комплексная клиническая картина

Пресенильный психоз характеризуется такими основными признаками и симптомами:

  1. У стариков наблюдаются галлюцинации , иллюзии и слуховые обманы . Это проявляется тем, что больной утверждает, будто бы слышит шепот людей, которые готовят против него подлый заговор, шум за стенкой, которого на самом деле не наблюдается, звук шагов даже в пустой квартире.
  2. Жалобы на несуществующие, надуманные проблемы . К примеру, больной может утверждать, что у него болит желудок или печень, так как его пищу отравили недоброжелатели, которые его преследуют. Развивается так называемый бред ущерба.
  3. Для старческих психозов характерная резкая перемена внешнего вида . Если вдруг пожилой человек совершенно неожиданно и быстро одряхлел, потерял много веса, то это скорее всего указывает на серьезные проблемы в его психическом состоянии.

Также для пресенильных психических расстройств характерны симптомы болезни Крепелина, связанные с наличием тревожного депрессивного состояния. Это чаще всего выражается в:

  • отсутствии нормального сна, невозможности вовремя заснуть;
  • бессвязном бормотании с самим собой, невнятно сказанных словах и предложениях, которые очень тяжело или вообще невозможно разобрать;
  • внешне пожилой пациент может проявлять сильную растерянность, неспособность сконцентрировать свое внимание на определенных предметах, людях, разговоре.

В медицине принято выделять три основные формы предстарческого психоза:

  • инволюционный параноид ;
  • бред ущерба
  • инволюционная меланхолия.

Разберем более подробно их особенности и основные отличия.

Инволюционный параноид характерен тем, что больной склонен к различным бредовым расстройствам, в которых он совершенно извращенно, неправильно, а часто и очень агрессивно рассматривает свои отношения со своими же близкими людьми, друзьями, членами семьи, любыми знакомыми. У старика могут появляться стойкие навязчивые бредовые идеи, которые захватывают его мысли и не дают сосредоточиться на чем-то другом.

Очень часто у больных инволюционным параноидом развивается так называемый бред ущерба – им кажется, что окружающие их люди, в частности члены семьи, хотят причинить им какой-либо вред, обворовать, нанести увечья и тому подобные вещи. Так как круг общения таких больных обычно очень узок и ограничивается той же семьей, то их опасения постороннему человеку иногда могут даже казаться убедительными. На самом же деле имеет место бред ущерба.

Инволюционная меланхолия может быть разделена на две подкатегории: злокачественная (болезнь Крепелина) и старческая. Симптомы и той и другой нарастают довольно медленно, с течением длительного времени.

Конечно, какая-либо психологическая травма может значительно ускорить их развитие. Старческая инволюционная меланхолия сопровождается постоянным чувством тревоги: наблюдается угнетенность больного, он выражает необоснованные волнения за здоровье как себя, так и своих близких, часто он может волноваться за свое материальное благосостояние, почему-то считая, что ему угрожают неприятности.

Очень часто негативный настрой личности усиливается ближе к темному времени суток. Даже малейшие перемены в обстановке, круге общения или доме (к примеру, в квартире была проведена уборка) могут вызвать приступы тревожной депрессии и переживаний.

Болезнь Крепелина (злокачественная инволюционная меланхолия) характеризуется таким важным отличием, как наличие постоянного тревожного возбуждения.

Больному очень тяжело сконцентрировать внимание, говорить связно и четко, нормально засыпать. Меланхолия возникает у людей после 65 лет, когда мозговые нейроны существенно снижают свою активность. Именно в этот период индивидуум наиболее подвержен самым разным психическим расстройствам.

Многие симптомы психических заболеваний может выявить только врач, для того же, чтобы простому человеку, например, близкому больного, понять, что у его родственника инволюционный психоз, нужно знать характерные признаки данного отклонения:

  • нет ли у предполагаемого больного бреда преследования и ущерба, необоснованных постоянных тревог и недоверия к окружающим;
  • нужно оценить может ли больной говорить внятно, адекватно, соответственно теме разговора;
  • нужно оценить может ли человек нормально заснуть, не тревожат ли его по ночам какие-либо тревожные мысли, не имеющие под собой никакой почвы.

Эти проявления помогут понять, что у человека развивается психическое заболевание и своевременно обратиться к врачу.

В случае проявления подозрительной симптоматики нужно обязательно обратиться к врачу для постановки диагноза. Только так можно однозначно подтвердить или опровергнуть свои подозрения.

Врач осмотрит пациента, задаст ему серию наводящих вопросов, которые помогут четко понять, с какой проблемой приходится иметь дело.

Активно используются антидепрессанты Пиразидол, Золофт, Тианептин, Людоимил, Анафранил и многие другие. Главное требование к лекарствами — они должны обладать минимумом возможных побочных эффектов.

Инволюционный параноид

Вторым видом, которым характеризуется данное расстройство, является инволюционный параноид. Это болезнь, которая провоцирует бредовое нарушение психики. Она выражается в извращенной, иногда агрессивной трактовке больным отношений с родственниками, соседями и просто знакомыми, а так же навязчивых бредовых идеях. У пожилых людей, чей возраст выше 60 лет, возникают симптомы, именуемые бред ущерба, они могу начать думать, что соседи или родные проникают в их жилье, крадут и портят их вещи или вовсе хотят отравить их и присвоить себе имущество. Такой старческий бред ущерба обычно ограничивается узкими бытовыми отношениями и для незнакомых людей может выглядеть вполне убедительно. Но родственники и небезразличные к судьбе, испытывающих такое расстройство, пожилых людей, обязательно заметят такое «бредовое» поведение. И самое главное в такой ситуации, не стоит, проявляя эгоизм, делать скидки на возраст, считая это проявлением старческого маразма, и обратить пристальное внимание на эту болезнь.

Ведь симптомы, сопровождающие это бредовое расстройство, так же могут проявляться и в виде галлюцинаций. Болезнь может вызывать слуховые обманы, такие как шум за стеной, шепот людей, плетущих заговор против пациента, звук шагов в пустой квартире и т.д. Или же человек начинает жаловаться на боли, которые, по его мнению, возникают при «отравлении» его еды или питья.

Однако, данная болезнь никак не отражается на физических возможностях человека, ведь возраст таких пациентов может быть далеким от преклонного. Больной, имеющий это бредовое расстройство, может сам за собой ухаживать и вести вполне привычный для него образ жизни, но ему уже необходимо лечение!

Но некоторые симптомы все-таки должны заставить вас насторожиться. Если вдруг вы заметили, что у человека стали выпадать волосы, он одряхлел и похудел, помните, это произошло не из-за плохого питания или экологии. Чаще всего такое резкое изменение во внешности указывает именно на упадок душевных сил, болезнь и депрессию.

И если вы столкнулись с жалобами или симптомами такого типа, но не обнаружили источника шума или «отравленной» еды, задумайтесь. Возможно, именно вы сможете первыми поймать эту болезнь за хвост, обеспечив человека своевременной помощью и предоставить необходимое лечение! Ведь прогноз, при своевременно начатой терапии, весьма благоприятный.

А основное лечение, которое назначают при такого рода психозах — медикаментозное. Правда, дозы препаратов, выписываемых больным, существенно сокращают, делая скидку на возраст и состояние. Так, например, «старческая» доза психотропного средства будет составлять всего две-трети от дозы, прописанной молодому организму.

Клинические проявления и динамика инволюционного параноида

Начало болезни медленное. Возникают и постепенно нарастают недоверчивость, подозрительность. При этом больной усматривает во всех случайных высказываниях и поступках родственников и соседей признаки враждебности и недоброжелательного отношения к себе. Постепенно эти переживания трансформируются в интерпретативный бред, содержанию которого свойственны мелкомасштабность, конкретность и нередко правдоподобие. Бред затрагивает лиц из непосредственного окружения больного, а также повседневные житейские события. Указанные особенности дают основание называть такой бред бредом обыденных отношений или бредом малого размаха.

Особенно типичным для инволюционного параноида является бред ущерба. При этом больные уверены в том, что соседи или родственники притесняют их, тайно пробираются в помещение, портят мебель, загрязняют и рвут одежду, воруют мелкие деньги, вытаскивают мясо из кастрюли с супом. Нередко возникают идеи отравления, для обоснования которых привлекаются очередное недомогание, патологические ощущения в связи с соматической болезнью или возрастным недугом. Встречаются и паранойяльные ипохондрические идеи, идеи ревности. Иллюзии, галлюцинации возникают редко и не занимают существенного места в картине психоза. В одних случаях бред сопровождается тревожной угнетенностью, в других – настроение больных несколько приподнятое, оптимистичное. Больным свойственна активность и стеничность в борьбе с предполагаемыми недоброжелателями. Больные обращаются с жалобами и заявлениями на «обидчиков» в милицию, административные органы, призывают на помощь общественность. Течение инволюционных параноидов обычно хроническое. У большинства больных бред сохраняется многие годы, а иногда и всю последующую жизнь, не обнаруживая склонности ни к прогрессированию, ни к обратному развитию. Выздоровления не наступает. Вместе с тем инволюционный параноид, как и инволюционная депрессия, не приводят к деменции.

У части больных бредовые переживания со временем становятся менее интенсивными, оказывают все меньшее влияние на поведение больных, приобретают отрывочный характер или почти полностью нивелируются. Сохраняются лишь некоторая настороженность, подозрительность, эпизодические опасения враждебных действий со стороны отдельных лиц из ближайшего окружения. Параллельно отмечаются явления психической слабости, однообразие, инертность всех психических процессов.

Функциональные психозы старческого возраста

Психозы, предположительно обусловленные биологическими и социально-психологическими последствиями старения и не приводящие к выраженному органическому дефекту психики или слабоумию, возникают не только в пресениуме, но и в старости (после 60–65 лет). У части больных проявления таких психозов идентичны или близки картине инволюционной депрессии или инволюционного параноида. В этих случаях одни психиатры квалифицируют их как поздние варианты пресенильных психозов, другие называют их функциональными психозами старческого возраста.

У престарелых наблюдаются и функциональные психозы иной психопатологической структуры: ворчливые депрессии, оптические, вербальные, тактильные и обонятельные галлюцинозы, острые состояния спутанности с грубой дезориентировкой в окружающем, отрывочными галлюцинаторно-бредовыми переживаниями, двигательным беспокойством и амнезией периода психотических расстройств.

Классификация согласно международной классификации болезней-10

Инволюционную депрессию следует относить к разделу «Расстройства настроения», классифицируя ее как «депрессивный эпизод» тяжелой или средней степени. Инволюционный параноид выделен в специальный подраздел «Шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства». Функциональные галлюцинозы позднего возраста следует включать в подраздел «Другие неорганические психотические расстройства».

Этиология и патогенез

В настоящее время наиболее широко распространена концепция, в соответствии с которой функциональные психозы позднего возраста возникают в результате сочетанного действия целой группы факторов, прямо или косвенно связанных с инволюцией. К важнейшим из них относят, наряду с биологическим и психологическим старением, психические травмы и соматические вредности. Определенная роль в генезе этих психозов отводится неблагоприятным социально-психологическим последствиям старения: уход на пенсию, социальная изоляция, жилищно-бытовое и экономическое неблагополучие. За рубежом получила признание гипотеза, в соответствии с которой функциональные психозы позднего возраста (особенно инволюционные параноиды) рассматриваются как неосознаваемые защитные реакции личности на ситуацию старения.

На настоящий момент доказана наследственная предрасположенность к различным функциональным психозам позднего возраста. Многим больным инволюционной депрессией преморбидно свойственны черты тревожной мнительности, гипотимный эмоциональный фон. Большинство больных инволюционным параноидом изначально отличаются бескомпромиссностью, прямолинейностью, неуживчивостью, психической инертностью.

Диагноз

Диагностика функциональных психозов позднего возраста основана на выявлении впервые возникшего после 40–45 лет психотического состояния с характерной клинической картиной и течением: затяжной однократный приступ тревожной или тревожно-бредовой депрессии, хронический интерпрета-тивный бред с преимущественно ущербной тематикой, затяжной галлюциноз. Необходимым условием диагностики данных психозов является отсутствие на отдаленных этапах выраженного органического снижения уровня личности или слабоумия.

Распространенность

По разнообразным сведениям больные функциональными психозами составляют от 11 до 48 % всех больных психозами в позднем возрасте.

Прогноз

Хотя функциональные психозы позднего возраста не приводят к слабоумию, их прогноз неблагоприятный вследствие затяжного или хронического, многолетнего течения. Клиническое выздоровление наблюдается исключительно редко. Особенно неблагоприятны в прогностическом отношении острые состояния старческой спутанности, которые часто предшествуют летальному исходу.

Лечение и профилактика

Терапия функциональных психозов позднего возраста обычно начинается в стационаре и продолжается в амбулаторных условиях в течение длительного времени. В связи с обострениями психоза нередко возникает необходимость в повторных госпитализациях. Основное лечение – медикаментозное. Дозы большинства психотропных средств, назначаемых больным предстарческого возраста, составляют 2/3-1/2 средних доз соответствующих препаратов, применяемых лицами молодого и среднего возраста. При лечении престарелых дозы психофармакологических средств уменьшаются до 1/3, а чаще – до 1/4 по сравнению с дозами, используемыми больными зрелого возраста.

Больным инволюционной депрессией показано сочетание антидепрессантов седативного или сбалансированного действия

(амитриптилин, анафранил) с нейролептиками. При ажити-рованной депрессии используются нейролептики седативного действия (тизерцин, азалептин, пропазин). Наличие бредового компонента в структуре депрессивного психоза является основанием для назначения нейролептических средств с антипсихотическим действием – трифтазина, этаперазина, кло-пиксола в малых дозах, галоперидола в малых дозах, рисполепта. Во многих случаях оправдано назначение эглонила, учитывая его антидепрессивные и противобредовые свойства.

У больных инволюционного возраста с глубокой и стойкой депрессией, бредом Котара при неэффективности психофармакотерапии и отсутствии соматических и неврологических противопоказаний используют электросудорожную терапию (6-10 сеансов).

При бредовых психозах и галлюцинозах применяют нейролептические средства с антипсихотическим эффектом.

Существенное место в комплексной терапии функциональных психозов позднего возраста принадлежит коррекции соматической патологии, возрастных недугов и уходу за физически немощными, не способными к самообслуживанию больными. Психотерапия в форме успокаивающих и ободряющих бесед и житейских рекомендаций играет вспомогательную роль. Она направлена на восстановление и закрепление социальных связей.

Профилактика функциональных психозов позднего возраста заключается прежде всего в предупреждении патологического климакса, преждевременного или быстропрогрессирующего старения и возрастных недугов. Профилактическое значение имеют все мероприятия, повышающие устойчивость стареющей личности к биологическим и психологическим стрессам, достаточная активность после прекращения трудовой деятельности, замена утраченных интересов новыми, доступными по возрасту увлечениями, сохранение социальных связей.

Экспертиза

Больные, страдающие функциональными психозами в позднем возрасте, считаются нетрудоспособными, в случае совершения преступления признаются невменяемыми.

Хотя функциональные психозы позднего возраста не приводят к слабоумию, их прогноз неблагоприятный вследствие затяжного или хронического, многолетнего течения. Клиническое выздоровление наблюдается исключительно редко. Особенно неблагоприятны в прогностическом отношении острые состояния старческой спутанности, которые часто предшествуют летальному исходу.

«Инволюционные параноиды»

«Инволюционные параноиды» или «параноиды жилья» у пожилых.

Читайте также:  Внутриматочная спираль Мирена - побочные эффекты, отзывы врачей

Эпидемиология
По приблизительной оценке среди людей старше 60 лет, страдающих поздними (с началом после 45 лет) бредовыми психозами и находящихся на учете в психоневрологическом диспансере, такие больные составляют более 2/3.

Клиническая картина
Наиболее существенной общей особенностью «параноида жилья» является то, что составляющие его клиническую картину бредовые и галлюцинаторные симптомы оказываются как бы «привязанными» исключительно или почти полностью к месту проживания больного. Иначе говоря, все «бредовые события» происходят либо в квартире больного, либо в расположенных рядом (обычно смежных) квартирах.
Вне ситуации проживания бредообразования не происходит, а если и возникают отдельные бредовые элементы, то oни оказываются лишь малой частью «бредовой драмы», разыгрывающейся в месте проживания больного. Эта драма переживается больным как тягостное стеснение (вплоть до невыносимого) его существования там, где, казалось бы, он должен чувствовать себя наиболее защищенно и комфортно.

Темы бредовых переживаний столь же многообразны, сколь многообразными могут быть действительные коллизии, возникающие между людьми, проживающими вместе или по соседству. Вместе с тем наиболее типовыми из них являются выживание из квартиры, воровство, отравление, хулиганское или просто слишком шумное поведение соседей. Возможны, правда, и явно абсурдные, фантастические идеи.

Клинические варианты
В зависимости от ведущих структурных элементов бреда различаются их два основных варианта:
собственно бредовой
галлюцинаторный

Бредовой (паранояльный) вариант
•Бредовой вариант в целом соответствует так называемому «пресенильному бреду ущерба».
•Чаще всего бред носит сугубо «внутриквартирный» характер.
•Основные события, составляющие его содержание, разыгрываются в этих случаях в месте непосредственного проживания больного (в его квартире, комнате).
•Главными действующими лицами, вовлеченными в бред, оказываются соседи по квартире или родственники, проживающие вместе с больным.
•У таких больных одними из основных являются жалобы на проникновение к ним в комнату или в квартиру посторонних лиц.
•В качестве доказательства такого рода утверждений, как правило, приводятся наблюдения о происходящих у них исчезновениях, подменах, порче или перемещениях вещей, об обнаружении в пище «отравы или грязи».
•Одновременно с этим больные утверждают, что соседи всячески ущемляют их интересы, не дают им пользоваться кухней, ванной, туалетом.
•Для таких больных типичны бредовые идеи воровства, материального и морального ущерба, а иногда и отравления. Основное же «объяснение» такого поведения соседей чаще всего сводится к их стремлению завладеть жилой площадью больного.
•Характерно бредовое поведение больных. Они предпринимают дополнительные меры, направленные на предотвращение проникновения посторонних в их жилье и на получение «вещественных доказательств» такого проникновения. Больные стремятся не покидать свое жилье без крайней необходимости. Они размещают в комнате все свое имущество, в том числе кухонные принадлежности и продукты, и предпочитают выполнять здесь весь объем домашних дел.

Галлюцинаторный вариант
•Галлюцинаторный вариант параноида жилья определяется доминированием обманов восприятия в клинической картине психоза в форме «элементарных» галлюцинаций, чаще всего слуховых (синдром «акоазматического» галлюциноза). Больные жалуются на то, что их постоянно и особенно в вечерние и ночные часы беспокоят шум льющейся из кранов воды, гудение водопроводных труб, стук молотка, топот, музыка, звон посуды и т.д.
•Реже встречаются обонятельные галлюцинозы, когда больные, например, утверждают, что в их квартире все время пахнет хлоркой, инсектицидами, дымом и т. д.
•В единичных наблюдениях возможно преобладание тактильно-термических сенсаций с ощущением потоков горячего и холодного воздуха.
•Вербальные галлюцинации как ведущие проявления параноида жилья встречаются не часто.
•Независимо от принадлежности галлюцинаций к тому или иному анализатора типично одновременное изменение общего самочувствия больных с переживанием тягостного телесного дискомфорта, с неприятными ощущениями в голове, сердце, животе.
•В отличие от собственно бредового варианта параноида жилья при галлюцинаторном его варианте бредовые события выходят за пределы места непосредственного проживания больного и распространяются на соседние квартиры, а в сферу бреда вовлекаются в первую очередь лица, живущие в этих квартирах, подчас незнакомые больным. Иными словами, в таких случаях психозы носят как бы «межквартирный» характер.
•Другая отличительная особенность галлюцинаторного варианта параноида жилья заключается в многообразии индивидуально возможного содержания бреда.
•Особо выделяются случаи, при которых бред преследования вообще отсутствует. Такие больные исключают мысль о том, что их соседи намеренно причиняют им зло. Они считают себя случайными жертвами какой-либо постоянной деятельности соседей.
•Для поведения больных с галлюцинаторным вариантом параноида жилья характерно:
во-первых, стремление как можно меньше времени находиться в своей квартире
во-вторых, проведение различного рода защитных мер, препятствующих проникновению в их квартиру посторонних звуков и запахов
в-третьих, настойчивые попытки «обследовать» помещение соседей с целью получения «доказательств» их деятельности, которая причиняет им постоянное беспокойство

Как собственно бредовому, так и галлюцинаторному варианту параноида жилья нередко сопутствуют аффективные нарушения как с негативной, так и с позитивной окраской.

Проявления пониженного настроения могут варьировать от тесно спаянных с бредом дисфоричности, злобности, страха до различной степени подавленности, тревожности. Поведение этих больных чаще носит пассивно-оборонительный характер. Вместе с тем у них возможны суицидальные попытки, которые они совершают в состоянии безнадежного отчаяния или страха.

Аффективные расстройства с позитивной окраской могут быть представлены стенически-приподнятым настроением (порой с элементами гневливости), явной гипоманией, наконец, стойким благодушием. Таким больным нередко свойственно сутяжное поведение с повторными обращениями в различного рода властные инстанции. Некоторые из них склонны к опасным действиям с агрессией по отношению к соседям и родственникам, вовлеченным в их бредовые построения.

Организация медицинской помощи
•Если наличие у больного развернутого бредового психоза не вызывает сомнения, его ставят на психиатрический учет в психоневрологическом диспансере и предлагают лечение.
Оптимальным вариантом является госпитализация больного в специализированное (геронтологическое) отделение психиатрической больницы. Уже само изъятие больного из привычной для него среды обитания, к которой «привязаны» его бредовые и галлюцинаторные расстройства, как правило, оказывается важнейшим терапевтическим мероприятием, полагающим конец этим расстройствам или, по крайней мере, значительно ослабляющим их.
В условиях стационара больные проходят комплексное соматоневрологическое обследование, что (особенно с учетом их возраста) является весьма существенным для выбора адекватной фармакотерапии.
Крайне важно, чтобы лечение бредового больного, особенно на первых этапах, проходило под контролем медицинского персонала, поскольку такие больные весьма настороженно, а порой и явно негативно относятся к психофармакотерапии.
В случаях, когда не удается получить согласие больного или его родственников на госпитализацию, решение этого вопроса зависит от оценки степени социальной опасности больного как для него самого, так и для проживающих с ним. Если такая опасность имеется, то больного принудительно помещают в психиатрическую больницу в соответствии с существующим в настоящее время законодательством. Если же поведение больного не представляется социально опасным, то следует по возможности организовать амбулаторное лечение, которое целесообразно начинать в условиях дневного стационара.

Психофармакотерапия
Психофармакотерапия должна быть строго дифференцированной. Следует учитывать нозологическую принадлежность психоза, его синдромальную структуру, возраст больных, их соматоневрологическое состояние.

У больных инволюционного возраста до 60 – 65 лет при отсутствии выраженной соматоневрологической патологии можно применять широкий спектр психофармакологических средств.
•Это прежде всего нейролептики с антипсихотическим действием, такие как галоперидол, стелазин, этаперазин. Возможно также использование лепонекса, а из препаратов нового поколения – респеридона или аланзепина,
При наличии депрессивных расстройств показано лечение антидепрессантами, прежде всего теми, которые обладают седативными, антитревожными свойствами (амитриптилин, лудиамил, анафранил, герфонал). Из современных антидепрессантов с незначительным побочным эффектом используются сертралин, коаксил.
При наличии выраженного бредового аффекта в сочетании с напряженностью, злобностью следует сразу начинать с использованием средних доз нейролептиков. В первые дни терапии возможно сочетание галоперидола с разовым использованием аминазина, который вводят парентерально (внутримышечно). В остальных случаях дозы препаратов должны наращиваться постепенно (в течение 1 нед), но при этом дозировки не должны превышать средних значений.
Больным с выраженной тревогой и напряжением в первую неделю целесообразно назначать транквилизаторы (реланиум, алпразолам). Примерно через месяц после начала терапии при условии удовлетворительной переносимости нейролептиков целесообразно переводить больного на препараты пролонгированного действия. Назначают преимущественно деканат галоперидола в небольших дозах, сочетая его при необходимости с дополнительным введением обычных препаратов.

Более осторожной должна быть терапия больных старше 65 – 70 лет или с выраженной соматоневрологической патологией .
•Таких больных следует лечить малыми дозами галоперидола с добавлением более мягких нейролептиков в средних дозах (сонапакса, хлорпротиксена). Но и у таких больных при отсутствии выраженных побочных реакций возможно применение деканата галоперидола в минимальных дозах.
В целом же терапия хронически протекающих психозов с синдромом параноида жилья должна быть достаточно длительной и продолжаться после выписки больного из психиатрического стационара не менее 2 – 2,5 лет.
У больных с абортивными вариантами параноида жилья, особенно развивающимися по реактивным механизмам, следует ограничиваться непродолжительными курсами терапии небольшими дозами нейролептиков (галоперидола) и транквилизаторов, уделяя основное внимание психотерапевтическим мероприятиям.
В тех случаях, когда бредовой психоз развивается на фоне деменции, также целесообразны непродолжительные курсы препаратов в низкой дозировке. При этом следует избегать препаратов с выраженным антихолинергическим действием (аминазина, амитриптилина), которые могут легко вызвать спутанность (делирий) у таких больных.

У больных инволюционного возраста до 60 – 65 лет при отсутствии выраженной соматоневрологической патологии можно применять широкий спектр психофармакологических средств.
•Это прежде всего нейролептики с антипсихотическим действием, такие как галоперидол, стелазин, этаперазин. Возможно также использование лепонекса, а из препаратов нового поколения – респеридона или аланзепина,
При наличии депрессивных расстройств показано лечение антидепрессантами, прежде всего теми, которые обладают седативными, антитревожными свойствами (амитриптилин, лудиамил, анафранил, герфонал). Из современных антидепрессантов с незначительным побочным эффектом используются сертралин, коаксил.
При наличии выраженного бредового аффекта в сочетании с напряженностью, злобностью следует сразу начинать с использованием средних доз нейролептиков. В первые дни терапии возможно сочетание галоперидола с разовым использованием аминазина, который вводят парентерально (внутримышечно). В остальных случаях дозы препаратов должны наращиваться постепенно (в течение 1 нед), но при этом дозировки не должны превышать средних значений.
Больным с выраженной тревогой и напряжением в первую неделю целесообразно назначать транквилизаторы (реланиум, алпразолам). Примерно через месяц после начала терапии при условии удовлетворительной переносимости нейролептиков целесообразно переводить больного на препараты пролонгированного действия. Назначают преимущественно деканат галоперидола в небольших дозах, сочетая его при необходимости с дополнительным введением обычных препаратов.

Инволюционный параноид

Данная форма психоза впервые возникает в возрасте обратного развития (инволюции) и характеризуется бредом обыденных отношений.

Инволюционный параноид проявляется постепенным формированием стойкого бреда при ясном сознании и внешне сравнительно упорядоченным поведением. В бредовые идеи больного вовлекается ближайшее окружение (родня, соседи, знакомые). Больной их подозревает в сознательном причинении различных неприятностей, таких как вредительство, притеснение, нанесение ущерба, отравление.

Обычно бредовая концепция при этой форме параноида не распространяется за границу узких отношений бытового характера, поэтому и именуется бредом «бредом обыденных отношений» («малого размаха»). Индивиды, страдающие инволюционным бредом, уверены, что соседи или родственники портят их вещи, пробираются втихую в квартиру, подбирая отмычки или ключи, подсыпают соль или ядовитые вещества в пищу, подпускают газ под дверь. Также они убеждены, что соседей посещают подозрительные личности, состоящие с ними в тайном заговоре, заключающемся в нанесении ущерба либо личности больного, либо его имуществу.

При этом вследствие бредовых идей больные могут неверно истолковывать ощущаемые ими телесные ощущения. Например, учащенное сердцебиение и кашель они приписывают отравлению газом, а диспепсические нарушения – отравлению ядами, добавленными в еду. Больные характеризуются большим упорством и активностью в отстаивании собственных бредовых идей и убеждений, а также они с убежденностью дон «Кихота» сражаются с мнимыми врагами и преследователями. Они могут следить за соседями или иным близким окружением, навешивать множество дополнительных замков и затворов на двери и окна, ставить так называемые «пломбы» для проверки проникновения в жилище, писать жалобы во всевозможные инстанции. При этом у лиц, страдающих рассматриваемым недугом, подавленного настроения не бывает, зато часто наблюдается меланхолический настрой.

У мужчин чаще, нежели у представительниц прекрасной половины, возможно развитие бредового состояния на почве идей ревности. Они могут ревновать к соседям по дому, даче, к коллегам и друзьям. Самые незначительные и обыденные события ими интерпретируются по-бредовому. Так, например, супруга поговорила с соседом по даче через забор о высадке рассады, но индивиду, страдающему параноидальным состоянием, кажется, будто, жена назначила свидание.

У больных инволюционным параноидом создается бредовая система, характеризующаяся неадекватным оцениванием былых событий (ретроспективная оценка). Лица, страдающие бредом ревности, считаются социально опасными, поскольку могут пытаться совершить расправу с изменницей и ее предполагаемым любовником. На фоне таких бредовых идей у индивидов, страдающих инволюционным параноидом, сохраняются социальные связи. Они способны адекватно ориентироваться в вопросах быта. В отдельных случаях лица с параноидом не утрачивают трудоспособность. Даже при продолжительном течении заболевания тенденция к усложнению бредовых состояний отсутствует. Также, в отличие от психозов, связанных с возрастными особенностями, слабоумие не наступает. Отличительной особенностью рассматриваемого недуга является позднее начало, чаще оно возникает после преодоления пятидесятилетнего рубежа.

Инволюционный параноид прежде всего развивается у личностей, которым присуща излишняя подозрительность, ригидность (застреваемость), излишняя пунктуальность. В дальнейшем перечисленные качества у таких индивидов могут преобразоваться во враждебность, конфликтность и мстительность. Таким образом, параноид психотип, в первый черед, отличается ярко выраженной целеустремленностью, стремлением к доминированию и чрезмерной подозрительностью.

Параноид психотип – это извечный жалобщик, вечно всем недовольный, склонный вызывать милицию по малейшему поводу. В любых ситуациях он усматривает попытку ущемления своих прав. Параноиды довольно мстительны и обидчивы.

На начальных этапах развития описываемого нарушения отмечаются сложности в его диагностировании. Так как на начальной стадии недуга бредовые идеи больных обычно принимаются за рядовые бытовые конфликты и ссоры. Особую сложность представляют бытовые ссоры, разгорающиеся в коммунальных квартирах. Поскольку очень часто реальные события переплетаются с ложными, вследствие чего отличить бредовое состояние от нормы бывает не просто.

Инволюционный параноид лечение его показано в стационарных условиях. Рекомендовано применение нейролептиков (например, Трифтазина или Галоперидола) в соединении с транквилизаторами (такими как Седуксен и Феназепам). Противопоказано лечение гормональными препаратами. Временное облегчение может принести смена местожительства. При своевременной терапии прогноз благоприятный.

Профилактика развития алкогольного параноида заключается в предотвращении развития алкогольной зависимости у лиц, склонных к психопатиям.

11. Инволюционные психозы

1. Характеристика вопроса.

2. Инволюционная меланхолия.

3. Инволюционный параноид.

4. Инволюционная истерия.

5. Пресенильные психозы.

6. Пресенильные деменции.

7. Старческие психозы.

8. Судебно-психиатрическая оценка.

Самую многочисленную группу больных с психическими расстройствами, обусловленными органическим поражением головного мозга и патологией других систем организма, составляют больные предстарческого (55–75 лет) и старческого возраста (76 лет и более).

Старению организма сопутствует изменение всех его функций, как биологических, так и психических. Однако характер этих изменений и время их проявления имеют индивидуальные особенности и колеблются в широких пределах. При этом психические возрастные изменения не всегда соответствуют соматическим проявлениям старения организма. Так, относительно рано начинает ослабевать у человека способность воображения – его яркость, образность, ухудшается также подвижность психических процессов, возможность быстрого переключения внимания. Несколько позже ухудшается усвоение новых знаний. Возникают трудности в воспроизведении нужных в данный момент сведений (элективное расстройство памяти). Видоизменению с возрастом подвергаются и эмоциональные проявления, развивается эмоциональная неустойчивость, тревога, возникает склонность к «застреванию» на неприятных переживаниях, тревожно-депрессивная окраска настроения.

Время появления возрастных изменений психики, как правило, индивидуально. Вместе с тем выделяются определенные периоды жизни человека, в которых наблюдается появление этих возрастных изменений. Возраст, который обычно считается началом возникновения психических изменений, связанных с инволюцией, составляет 50–60 лет. Психические расстройства у лиц пожилого и старческого возраста могут проявляться как в форме пограничных психических расстройств, так и в виде выраженных расстройств психики – грубые расстройства памяти, слабоумие, бред и т.д.

Неврозоподобные нарушения проявляются в виде нарушения сна, неприятных различных ощущений в теле, эмоционально неустойчивого настроения, раздражительности, безотчетной тревоги и опасений за благополучие близких, свое здоровье и т.д. Случаи физического недомогания, соматическое неблагополучие часто наводят на мысль о наличии какого-либо неизлечимого, “смертельного” заболевания. Происходящие изменения личности больного захватывают как характерологические, так и интеллектуальные его свойства. В характерологических особенностях происходит как бы заострение и утрирование отдельных, свойственных больному ранее личностных черт. Так, недоверчивость переходит в подозрительность, бережливость – в скупость, настойчивость – в упрямство. Интеллектуальные процессы утрачивают свою яркость, ассоциации становятся бедными, снижаются качество и уровень обобщения понятий. Осмысление новых событий и явлений требует большого напряжения и времени, новая информация или вообще не усваивается, или усваивается с большим трудом. Прежде всего, нарушается память на текущие события, сложно, например, вспоминаются события прошедшего дня. Происходит также снижение критики – возможность правильно оценивать свое психическое состояние и происходящие изменения.

Основные изменения в клинической картине лиц предстарческого и старческого возраста: ослабление памяти от легких расстройств до амнестического (корсаковского) синдрома, ухудшение интеллектуальных способностей вплоть до слабоумия, нарушение эмоций – слабодушие, слезливость, апатия и т.д.

Тяжелые психические расстройства, встречающиеся у ряда больных, связаны с дегенеративными и атрофическими изменениями головного мозга и изменениями в функционировании других систем организма. Все эти изменения сопровождаются типичными психическими расстройствами, получившими название болезней Альцгеймера, Пика (по имени психиатров, впервые их описавших), старческого слабоумия и т.д.

Инволюционная меланхолия.

Клиническая картина характеризуется тревожно-депрессивным синдромом. На первый план выступает угнетённое настроение, глубокая тоска с постоянным чувством беспокойства и тревоги. Возникает боязливое ожидание неминуемого несчастья, которое может привести к гибели семьи, самого больного. Больные причитают, заламывают себе руки, уверены, что «их организм сгнил, разложился» (синдром Котара), что «погибли дети и родные». Они просят помощи, иногда высказывают идеи гибели мира, полного уничтожения всего живого на земле, считают, что наступила всеобщая катастрофа.

Тревожно-депрессивное состояние, как правило, сопровождается двигательной активностью (ажитированная депрессия) и высказыванием бредовых идейсамообвинения и самоуничижения. Больные требуют наказать их, совершают суицидные попытки с нанесением себе тяжёлых ранений и увечий.

Характерен, также, симптом нарушения адаптации Шарпантье.При смене местанахождения, переводе в другую палату беспокойство больных усиливается. Также наблюдается симптомКлейста, больнойдлительно причитает, просит помощи. Если врач начинает беседовать с пациентом, он сразуумолкает и отказывается от разговора, стоит врачу отойти – снова начинает причитать).

Часты и иллюзорные восприятия окружающего. Родные кажутся больному чужими людьми, которое осуждают его, не так смотрят. Больные высказывают ипохондрические идеи, считают, что страдают раком, заражены туберкулёзом, венерическими заболеваниями.

Нередко заболевание приобретает затяжное течение и через несколько лет у больных возникает снижение интеллектуальной сферы и эмоциональное уплощение.

Распространённой формой старческих психозов являетсяинволюционный параноид.

Он начинается постепенно с развития бредовых идей. Они убеждены, что соседи и родственники по ночам, либо в их отсутствие с помощью специально изготовленных ключей заходят в квартиру, воруют вещи, отравляют пищу, напускают отравляющий газ, подсыпают ядовитые порошки, что они совещаются по ночам, устраивают сборища подозрительных людей.Они обращаются с жалобамив различные инстанции (в милицию, прокуратура), требуют наказать людей,запирают сундуки, шкафы и даже кастрюли.Прогрессирование заболевания сопровождается появлением вербальных и обонятельных галлюцинаций, в редких случаях наблюдаются явления психического автоматизма.

Несколько реже встречается инволюционная (поздняя) кататония.

Заболевание начинается с чувства беспокойства и тревоги, которое сменяется возникновением бредовых идей преследования, самообвинения, синдрома Котара.

Читайте также:  Красная сыпь на небе во рту у взрослых и детей, красные точки, пятна и высыпания в горле

В дальнейшем наступает ступорозное состояние с полной обездвиженностью и мутизмом. При длительном течении эта форма пресенильного психоза приводит к развитию слабоумия.

Разновидностью инволюционной кататонии следует считать и злокачественную форму пресенильного психоза.

Течение этого заболевания катастрофическое. Развивается тревожно-депрессивное состояние, бессвязность речи, растерянность с выраженным психомоторным возбуждением, сменяющимся общим успокоением. Наблюдаются расстройства сознания по онейроидному типу с иллюзорно-бредовыми переживаниями, синдром Котара. Больным кажется, что они участвуют в собственных похоронах или в похоронах родственников. Видят различные события и расценивают их как «гибель Земли, катастрофу Вселенной». Через 4-6 месяцев, при явлении кахексии, наступает смерть от присоединившегося какого-либо соматического заболевания.

Более лёгкой формой психических нарушений является инволюционная истерияв климактерическом возрасте.

Она представляет собой комплекс невротических расстройств с преобладанием истероформной симптоматики. Заболевание характеризуется эмоциональной лабильностью, капризностью, слезливостью, ипохондричностью, демонстративностью поведения. Во время волнения у больных появляются спазмы горла, тошнота, иногда рвота. Реже наблюдаются истерические параличи и истерические припадки. Заболевание обычно заканчивается постепенным выздоровлением.

К группе предстарческих психозов относят пресенильные деменции. Они возникают в связи с развитием атрофических процессов в головном мозгу. Общим для этих болезней, названных по имени авторов, их описавших (болезнь Пика, Альцгеймера и др.), является малозаметное начало, прогредиентность и необратимость расстройств; прогрессирующее слабоумие, сочетающиеся с локальными очаговыми расстройствами.

Болезнь Альцгеймера. Заболевание чаще развивается постепенно, средний возраст больных, когда они заболевают, 55–60 лет, женщины заболевают в три раза чаще, чем мужчины.

Гипотетическими факторами риска ДБА (деменции при болезни Альцгеймера) являются: возраст матери при рождении пациента 30 лет и старше; интоксикация алюминием, черепно-мозговая травма, недостаточность ацетилхолина в головном мозге, аутоиммунные заболевания и др.

Обнаруженная связь болезни Альцгеймера с болезнью Дауна подтвердила теорию генетического происхожденияДБА (деменции при болезни Альцгеймера). У всех пациентов с болезнью Дауна, доживших до 30 лет, развиваются характерные для ДБА изменения головного мозга.

Сначала ослабевает память на текущие события, затем возникает фиксационная амнезия и далее – прогрессирующая амнезия. Развивается полная амнестическая дезориентировка. Аутопсихическая дезориентировка может достигать степени неузнавания себя в зеркале. Однако проблемы в памяти не заполняются мнемоническими (замещающими) конфабуляциями и оживлением прошлого опыта (сдвиг ситуации в прошлое), как при старческом слабоумии. Наряду с мнестическими расстройствами возникают и прогрессируют нарушения всех видов умственной деятельности: внимания, восприятия, осмысления окружающего. Нарушения мышления начинаются со снижения способности к анализу, синтезу и абстракции и неуклонно прогрессируют вплоть до полной интеллектуальной беспомощности. Несмотря на глобальность деменции, на начальных этапах длительное время сохранено смутное осознание болезни и собственной несостоятельности (что отличает её от сенильной деменции). Ощущение своей несостоятельности сопровождается растерянностью и тревогой, а впоследствии сменяется равнодушием и безучастностью.

Сочетание усиливающейся интеллектуально-мнестической недостаточности с распадом речи, чтения, письма, узнавания (гнозиса), действий (праксиса)– обязательная составная часть болезни Альцгеймера. Распад речи проявляется амнестической, сенсорной и агностическойафазией. Больные забывают название предметов, с трудом понимают чужую речь. Сначала нечётко произносят слова, затем речь становится всё более дизартричной, со стереотипными оборотами, возникают выраженные нарушения экспрессивной речи – многократное повторение начальной буквы слова, напоминающее заикание, а затем и отдельных слов (логоклония), непроизвольное автоматическое повторение услышанных слов (эхолалия). На поздних этапах больные полностью перестают понимать чужую речь, а их собственная связная речь распадается. Наряду с афазией утрачивается способность к чтению (алексия), письменной речи (аграфия) и счёту (акалькулия). Возникают все виды апраксии. Потеря способности к передвижению связана с крайней, универсальной апраксией.Больные теряют навыки передвижения – не могут вставать, садиться, ходить.Возникает состояние полной «апраксической обездвиженности» или «моторной растерянности», проявляющееся невозможностью любого целенаправленного действия;больные молча лежат, не меняя позы.

Средняя продолжительность жизни пациентов – 8 лет; возможны колебания от 1 до 20 лет.

Болезнь Пика. Заболевание возникает обычно в возрасте 50– 60 лет.

Относительно редкая первичная дегенеративная деменция, сходная по клиническим проявлениям с ДБА. Однако при болезни Пика возникает более выраженное поражение лобных долей, в связи, с чем симптомы расторможенного поведения могут проявляться на раннем этапе заболевания.

Наблюдается прогрессирующее расстройство личности: развиваются аспонтанность, равнодушие, безразличие. Больные ничего не делают по собственной инициативе, однако при наличии побуждающего стимула со стороны могут выполнять даже сложную работу. Иногда состояние приобретает псевдопаралитический характер и выражается благодушно-эйфорическим настроением с элементами расторможенности влечений. Отмечаютсягрубые расстройства памяти: больные забывают события прошедшего дня, текущие события, не узнают знакомых лиц, встречая их в непривычной обстановке.

Критическое отношение к своему состоянию отсутствует, и хотя больные огорчаются, когда убеждаются в своей несостоятельности, такая реакция кратковременна. Обычно же у больных ровное, благодушное настроение. Отмечаются грубые нарушения мышления (тотальное слабоумие). Они не замечают явных противоречий в своих суждениях и оценках. Не понимают смыслового значения тех или иных событий, ситуаций. Для больных с болезнью Пика типичны так называемые стоячие симптомы– многократноеповторение одних и тех же речевых оборотов. По мере развития болезни появляются и неврологические расстройства: агнозия, расстройство речи, апраксия и др.

Старческое слабоумие. Тотальное слабоумие сочетается с особыми мнестическими и интеллектуальными нарушениями. Болезнь начинается, как правило, незаметно: постепенно меняется психический облик больного, наблюдается эмоциональное оскудение с раздражительностью и ворчливостью, резко снижается круг интересов, усиливаются настороженность, упрямство наряду с внушаемостью и доверчивостью.

Наиболее яркими признаками заболевания, определяющими его клиническую картину, являются прогрессирующие расстройства памяти и слабоумие (тотальное). Формируются также бредовые идеи ограбления, обнищания и разорения. Память ухудшается, прежде всего, на текущие события, затем мнестические расстройства распространяются и на более ранние периоды жизни больного. Образовавшиеся пробелы памяти больные заполняют ложными воспоминаниями – псевдореминисценциямииконфабуляциями. Эмоциональные проявления больных резко суживаются и изменяются, наблюдаются либо благодушие, либо угрюмо-раздражительное настроение. Отмечаются диссонанс между нарушенной возможностью понимания ситуации и достаточной сохранностью привычных форм поведения и навыков, невозможность правильной оценки ситуации и обстановки в целом.

Поведение пассивно и инертно, больные ничем не могут заняться или, напротив, суетливы, собирают вещи, пытаются куда-то уйти. Утрачиваются критика и способность адекватно понимать окружающее, текущие события, отсутствует понимание болезненности своего состояния. Нередко поведение больных характеризуется расторможенностью инстинктов – повышаются аппетит и гиперсексуальность. Сексуальная расторможенность проявляется в идеях ревности, попытках совершения развратных сексуальных действий в отношении малолетних.

Судебно-психиатрическая оценка. Предстарческий и старческий возраст характеризуются значительным снижением частоты преступлений, особенно с применением насилия, однако это не касается числаполовых преступлений, особеннопротив маленьких детей. В связи с наличием грубых психических расстройств лица предстарческого возраста могут совершать социально опасные действия, поступки, а также утратить возможность полноценно выполнять гражданские обязанности и пользоваться своими гражданскими правами.

В тех случаях, когда эти лица совершают уголовно наказуемые деяния или возникают сомнения в разумности их действий, поступков, относящихся к гражданским делам, проводится судебно-психиатрическая экспертиза. В первом случае решается вопрос об их вменяемости, во втором – о дееспособности, т.е. о возможности в полной мере осознанно вести гражданские дела и пользоваться правами.

Лица с выраженными психическими расстройствами(психотические состояния и состояния слабоумия)признаются невменяемыми и недееспособными.

1. Георгадзе З. О. «Судебная психиатрия». Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С.129-136.

2. Кирпиченко А.А. «Психиатрия». Минск. «Вышэйшая школа». 1984 С. 172-183.

3. «Клиническая психиатрия» Руководство для врачей и студентов. Каплан Г. Перевод с англ. М., 1999. С. 214-223, 243-244, 269-289.

4. Морозов Г.В. Судебная психиатрия. «Юридическая литература». Москва. 1978. С. 226-232.

Самую многочисленную группу больных с психическими расстройствами, обусловленными органическим поражением головного мозга и патологией других систем организма, составляют больные предстарческого (55–75 лет) и старческого возраста (76 лет и более).

Инволюционные (пресенильные) психозы

Инволюционые психозы описаны Э. Крепелином в конце прошлого века. В настоящее время выделяют две клинические формы этих психозов: инволюционную депрессию и инволюционный параноид.

Клиническая картина и динамика инволюционной депрессии (пресенильной меланхолии). Начало инволюционной депрессии обычно медленное, хотя возможно и острое начало в тех случаях, когда возникновению психоза предшествует внезапная психическая травма или острое соматическое заболевание. Появляются и нарастают угнетенность, необоснованные или преувеличенные опасения за собственное здоровье, состояние близких, материальное благополучие. Со временем эти проявления усиливаются и перерастают в картину выраженной тревожной депрессии.

Сочетание депрессии с тревогой — самая существенная клиническая особенность инволюционной меланхолии. Тревога носит беспредметный характер, лишена конкретного содержания или насыщена неоправданными мрачными предчувствиями, ожиданием всяческих несчастий. Она усиливается в вечерние и ночные часы. Часто выявляется симптом нарушения психической адаптации в виде резкого нарастания тревоги с бессмысленным сопротивлением при любых незначительных изменениях привычной обстановки. Например, тревога усиливается при переводе больного на другое место в палате, при появлении нового пациента.

Классической картине инволюционной меланхолии свойственно сочетание тревожно-депрессивного аффекта с речевым и двигательным беспокойством, доходящим в более тяжелых случаях до возбуждения и даже неистовства (ажитированная депрессия). Речь больных непоследовательна или бессвязна, состоит из обрывков фраз или бессмысленного перечня слов, сходных по звучанию и выражающих недоумение и тревогу (вербигерация). Больные всхлипывают, причитают, стонут, растерянно озираются, бестолково бродят или мечутся по помещению.

Ажитация традиционно рассматривается как существенный клинический признак инволюционной депрессии. Вместе с тем выраженное речевое и двигательное беспокойство или возбуждение не являются обязательными проявлениями этого психоза. В последние десятилетия ажитированная депрессия встречается все реже. Во многих случаях тревожно-тоскливый аффект сочетается не с ажитацией, а с замедленной, невыразительной речью, вялостью, малоподвижностью.

У части больных депрессия сопровождается бредом. Чаще встречаются бредовые идеи несправедливого обвинения, осуждения больного окружающими. Бывают патологические идеи преследования, отравления, ущерба, ревности, ипохондрический бред. Бредовые идеи самообвинения малохарактерны для инволюционной депрессии.

Иногда на высоте тяжелой инволюционной меланхолии развивается бред депрессивно-фантастического содержания (бред Котара, или синдром Котара). Этот синдром характерен для психозов позднего возраста. В более ранние возрастные периоды он возникает редко.

Для синдрома Котара типичен нигилистический бред, или бред отрицания, — своеобразный чувственный бред, близкий к ипохондрическому. Больные утверждают, что у них отсутствуют жизненно важные органы и функции (нет желудка, кишечника, пища попадает непосредственно в брюшную полость и там накапливается, не перевариваясь, месяцами не бывает физиологических отправлений). В структуру синдрома могут входить идеи злого могущества (своим существованием больной причиняет неисчислимые страдания и гибель людям, всему человечеству; люди умирают, задыхаясь в заполнивших всю атмосферу ядовитых испарениях, миазмах, исходящих от больного). Бывают идеи мучительного бессмертия (больной считает себя обреченным на вечные страдания, подобно грешникам в аду). Распространение бредовых переживаний на целую страну, планету или даже вселенную является основанием для обозначения такого бреда мегаломаническим, или бредом громадности.

Возникновение синдрома Котара свидетельствует об особой глубине, исключительной тяжести депрессии.

Обманы восприятия в рамках инволюционной меланхолии возникают редко. Возможны вербальные иллюзии и галлюцинации, содержание которых соответствует тревожно-депрессивному аффекту.

Динамика инволюционной меланхолии чаще всего носит характер затяжного однократного приступа О. Я. Штернберг). При более остром начале психоза и своевременной активной терапии через несколько месяцев иногда наступает достаточно глубокая и стойкая ремиссия. Однако у большинства больных тревожно-депрессивная и бредовая симптоматика сохраняется в течение ряда лет в почти неизменном виде. Монотонность, однообразие аффективно-бредовых расстройств — одна из клинических особенностей инволюционной депрессии.

Постепенно тревожно-депрессивные и бредовые проявления сглаживаются, становятся более скудными. Формируется своеобразный психический дефект в виде уныло-пессимистической окраски эмоций, склонности к беспокойству по пустякам, косности, ригидности всех психических процессов. К выраженным органическим изменениям психики, слабоумию инволюционная депрессия не приводит. Отмечаемое у части больных некоторое ослабление памяти и интеллекта обусловлено естественными процессами старения и присоединением церебрального атеросклероза.

Клинические проявления и динамика инволюционного параноида (инволюционная паранойя). Начало болезни, как правило, медленное. Возникают и постепенно нарастают недоверчивость, подозрительность. В случайных высказываниях и поступках родственников, соседей больной усматривает признаки недоброжелательного отношения к себе, враждебности. Постепенно эти переживания трансформируются в интерпретативный бред, содержанию которого свойственны мелкомасштабность, конкретность и нередко правдоподобие. Бред касается лиц из непосредственного окружения больного и повседневных житейских событий, что дает основания называть его бредом обыденных отношений или малого размаха.

Особенно характерен бред ущерба. Больные убеждены, что соседи или родственники притесняют их, тайком проникают в помещение, царапают мебель, пачкают и рвут белье, крадут мелкие деньги или вынимают мясо из кастрюли с супом. Нередко возникают идеи отравления, для обоснования которых привлекаются очередное недомогание, патологические ощущения в связи с соматической болезнью или возрастным недугом. Встречаются и паранойяльные ипохондрические идеи, идеи ревности. Иллюзии, галлюцинации возникают редко и не занимают существенного места в картине психоза.

В одних случаях бред сопровождается тревожной угнетенностью, в других — настроение больных несколько приподнятое, оптимистичное.

Больным часто присущи активность, стеничность в борьбе с мнимыми недоброжелателями. Больные обращаются с жалобами и заявлениями на “обидчиков” в милицию, административные органы, призывают на помощь общественность.

Течение инволюционных параноидов обычно хроническое. У большинства больных бред сохраняется многие годы, а иногда и всю последующую жизнь, не обнаруживая склонности ни к прогрессированию, ни к обратному развитию. Выздоровления, как правило, не наступает. Вместе с тем инволюционный период, как и инволюционная депрессия, не приводит к деменции.

У части больных бредовые переживания со временем становятся менее интенсивными, оказывают все меньшее влияние на поведение больных, приобретают отрывочный характер или почти полностью нивелируются. Сохраняются лишь некоторая настороженность, подозрительность, эпизодические опасения враждебных действий со стороны отдельных лиц из ближайшего окружения. Параллельно отмечаются явления психической слабости, однообразие, инертность всех психических процессов.

Обманы восприятия в рамках инволюционной меланхолии возникают редко. Возможны вербальные иллюзии и галлюцинации, содержание которых соответствует тревожно-депрессивному аффекту.

Инволюционные депрессии и параноид. Особенности депрессии и бреда.

Инволюционная меланхолия – затяжная тревожная или тревожно-бредовая депрессия, впервые возникшая в инволюционном возрасте. Отмечается чаще у женщин в возрасте 50-65 лет.

Симптомы и течение:Клиническая картина заболевания складывается из подавленного настроения, с тревогой, страхом, растерянностью. Больные пребывают в состоянии двигательного беспокойства, суетливости, переходящей временами в тревожно-тоскливое возбуждение. Они мечутся, не находят себе места, причитают, повторяют одни и те же слова. В таком состоянии возможны суицидальные попытки.

Состояние может усложняться за счет присоединения слуховых иллюзий: в разговоре окружающих слышатся осуждение, упреки, обвинение. Присоединяются бредовые идеи самообвинений, осуждения, разорения, обнищания или ипохондрического содержания. Ипохондрические идеи заключаются в убежденности больных в наличии тяжелого соматического заболевания (рака, заболевания сердца, желудочно-кишечного тракта), что не подтверждается при объективном исследовании.

В ряде случаев болезненные опасения принимают крайние формы отрицания функционирования отдельных органов и целых систем – , , , “отсутствует стул и не выделяется моча”. Чувство безысходности и тревожного ожидания может также проявляться в фантастически грандиозной форме – “все гибнет, происходит всеобщая катастрофа: все от моей греховности: единственный выход – в справедливом возмездии”.

Инволюционная меланхолия отличается длительным течением. Она продолжается от нескольких месяцев до нескольких лет. Исходы болезни различны. Возможно полное выздоровление, особенно при своевременном и правильном лечении.

Случаи злокачественного течения при нарастающих симптомах общего истощения в настоящее время крайне редки. Иногда в течение многих лет наблюдается монотонная тревога, фиксация на своем состоянии здоровья, снижение активности в плане поддержания своего внешнего вида, быта, общения с окружающими.

Лечение: Применяют антидепрессанты с успокаивающим действием в сочетании с небольшими дозами нейролептиков (сонапакс, френолон, этаперазин) с целью снятия страха, тревоги, бредовых расстройтсв. Препараты назначают осторожно, при отсутствии противопоказаний, с учетом возможной возрастной реакции на лекарства. В случае неэффективного лечения лекарственными средствами иногда применяют электросудорожную терапию. Лечение обычно проводится в условиях психиатрического стационара, т.к. необходимо постоянное наблюдение за физическим и психическим состоянием больного, тем более что не исключена вероятность попыток к самоубийству.

Прогноз в целом благоприятный. Либо наступает полное выздоровление, либо сохраняются в течение определенного времени после выхода из психоза неустойчивый сон, головная боль, небольшая тревога и некоторое внутреннее волнение. Однако в любом случае, сохраняется трудоспособность, хотя многое к этому времени находятся в пенсионном возрасте. Обычно они обслуживают себя и близких, ведут домашнее хозяйство, воспитывают внуков, общаются с соседями и родственниками, т.е. ведут полноценный образ жизни.

Инволюционный параноид – психоз, впервые возникающий в возрасте инволюции (обратного развития) и характеризующийся бредом малого размаха или обыденных отношений.

Симптомы и течение:Заболевание характеризуется постепенным развитием стойкого бреда на фоне ясного сознания и внешне относительно упорядоченного поведения. В бредовую концепцию вовлекаются люди из ближайшего окружения (члены семьи, соседи, знакомые), которые подозреваются в умышленном причинении всевозможных неприятностей: вредительства, притеснения, отравления, нанесения ущерба, бредовая концепция обычно не распространяется за пределы узких бытовых отношений, поэтому и называется бредом “малого размаха” или “обыденных отношений”.

Больные убеждены в том, что соседи портят их вещи, забираются тайком в квартиру, подбирая ключи и отмычки, подсыпают в пищу соль, ядовитые вещества, подпускают под дверь газ и т д. К соседям ходят подозрительные лица, которые состоят с ними в заговоре. Все делается с конкретной целью “выжить” больного из квартиры, нанести материальный ущерб или вред здоровью.

При этом больные могут по-бредовому истолковывать и имеющиеся у них телесные ощущения. Например, кашель, сердцебиение расцениваются как результат отравления газом, а желудочные расстройства, понос – как отравление ядами, подсыпанными в пищу. Больные отличаются большой активностью и упорством в отстаивании своих бредовых убеждений и борьбе с мнимыми врагами.

Они устраивают слежку, навешивают на двери многочисленные замки, “пломбы”, пишут жалобы в различные инстанции. Подавленного настроения, в отличие от меланхолии, не бывает.

Возможно развитие бреда в плане идей ревности, чаще у мужчин. Ревнуют к соседям по квартире, по даче, к сослуживцам. Самые обыденные факты интерпретируются по-бредовому. Например, поговорила жена с соседом через забор, значит назначила свидание, встретила случайно на улице знакомого – заранее спланированная встреча. Создается бредовая система с неадекватной оценкой прошлых событий (ретроспективная оценка).

Больные с бредом ревности социально опасны, т.к. могут пытаться расправиться с мнимым любовником или любовницей, а также с объектом ревности (женой, мужем). Вне сферы бреда больные сохраняют социальные связи, ориентируются в бытовых вопросах, а в ряде случаев и продолжают работать.

Лечение: Проводится в стационаре. Применяются нейролептики (трифтазин, галоперидол) в сочетании с транквилизаторами (седуксен, феназепам). Лечение гормональными препаратами неэффективно и даже противопоказано (то же касается и инволюционной меланхолии). Перемена места жительства, рекомендуемая иногда врачами, приносит лишь временное облегчение. Больные на некоторое время успокаиваются, но затем бредовые высказывания возобновляются (либо оживает старая тематика, либо находят новых “врагов”).

Прогноз при инволюционном параноиде неблагоприятен. Инертности и стойкости психопатологических проявлений способствуют атеросклеротические изменения сосудов головно­го мозга. Со временем тревожные и бредовые проявления приобретают однообразный характер. Больные сообщают в однотипных выражениях о своих жалобах, тревогах и бредовых опасениях. С течением времени возможно значительное ослаб­ление актуальности болезненных переживаний, однако полно­го выздоровления, как правило, не отмечается. У больных об­наруживаются своеобразные изменения личности: сужение кру­га интересов, монотонная активность, недоверчивость и подо­зрительность.

Инволюционный параноид – психоз, впервые возникающий в возрасте инволюции (обратного развития) и характеризующийся бредом малого размаха или обыденных отношений.

Добавить комментарий